С природой один на один (Человек в условиях автономного существования)

шестом (рис. 11).

В летнее время из парашютной ткани проще всего соорудить двускатный навес. Для этого достаточно натянуть между двумя деревьями, отстоящими друг

от друга на 2-3 м, веревку или уложить на развилки ветвей брус, а затем, перекинув через него полотнище, закрепить по обеим сторонам колышками или

растяжками из парашютных строп.

Можно соорудить каркас из пяти 2-3 метровых жердей в виде положенной на землю пирамиды, обтянув его тканью купола и закрепив стропами.

Подвернутый излишек ткани будет служить подстилкой.

Рис 12. Гамак – палатка Гамак – палатка

Удобное убежище для одного человека – гамак-палатка. Выбрав три дерева, отстоящие друг от друга на расстоянии 2-2,5 м, между ними на высоте одного

метра от земли туго натягивают две двойные стропы (АГ и БГ). Примерно на метр выше их прикрепляют третью (ВД), а четвертую (ЕГ) привязывают под

углом к ней. Между стропами АГ и БГ вставляют деревянную распорку, а затем, привязав край парашютного полотнища к стропе АГ у ножного и головного

концов, натягивают ткань и закрепляют за стропу БГ. Свободный конец полотнища перебрасывают через верхнюю стропу ЕГ (рис. 12).

Рис 13. Использование парашютного купола для сигнализации Использование парашютного купола для сигнализации

В пустыне парашют, сложенный в несколько слоев, служит надежным укрытием от солнца. Парашютная ткань может служить отличным материалом для

изготовления сигнальных флагов, полотнищ. Флаг, например, из куска ткани размером 1,5х3м издалека заметен на зеленом фоне листвы, если его закрепить

на вершине высокого дерева. Сигнальное полотнище можно расстелить на земле, если цвет его достаточно контрастирует с местностью, или растянуть над

небольшим водоемом: прудом, руслом речушки (рис. 13).

Питание в условиях автономного существования

Известно, что человек в течение достаточно длительного времени может обходиться без пищи, сохраняя высокую физическую и психическую активность.

Эта способность организма обходиться без поступления извне энергетического материала издавна привлекала к себе внимание физиологов. Еще в 80-х годах

прошлого столетия был поставлен классический эксперимент, участники которого – итальянские "добровольцы-голодальщики" Суцци и Марлетти – в течение

30-35 сут не принимали никакой пищи и при этом демонстрировали высокую способность к физической и психической деятельности. В последующие годы

отечественные и зарубежные физиологи многократно проводили эксперименты с различными сроками голодания на животных и с участием испытателей-

добровольцев.

Для проверки возможностей длительного голодания в условиях автономного существования летом 1984 г. семь участников экспедиции "Экстремум"

отправились в пятисоткилометровый поход через горные пороги Южного Урала, не взяв с собой никаких запасов пищи. 15 сут длился этот эксперимент,

участники которого успешно выдержали все испытания.

Если исключить рекорд голодания, поставленный американкой Элейн Джонс, весившей 143 кг и остававшейся без еды 119 дней, то люди, добровольно

обрекшие себя на полное голодание, выдерживают не более 60-70 дней. В 1981 г. группа ирландцев, заключенных в концлагерь Лонг - Кеш, в знак протеста

против жестокого режима тюремщиков объявила голодовку. Их руководитель 24-летний Бобби Сендс начал ее 1 марта, и смерть наступила на 66-й день.

Приспособительные реакции организма выражаются в первую очередь в сокращении энерготрат, снижении интенсивности обмена веществ. При этом

ведущими становятся процессы окисления. Уменьшается щелочной резерв крови, а в моче повышается содержание аммиака, который организм использует

на нейтрализацию кислых продуктов обмена. Экскреция (выделение) с мочой минеральных веществ, и особенно хлоридов, снижается. Резко падает

содержание азота в моче. Пульс и дыхание становятся реже, понижается кровяное давление. Лишенный поступающего извне "топлива", организм после

соответствующей перестройки начинает расходовать свои внутренние тканевые запасы. Они довольно внушительны. Так, человек весом 70 кг имеет около

15 кг жировой клетчатки (141 тыс. ккал), 6 кг мышечного белка (24 тыс. ккал), 0,15 кг гликогена (животный крахмал), мышц (600 ккал), 0,075 кг гликогена

печени (300 ккал). Таким образом, организм располагает энергетическими резервами – примерно 165 900 ккал. По данным физиологов, можно израсходовать

40-45% этих резервов, прежде чем наступит гибель организма. Если принять суточные энерготраты организма человека в состоянии покоя за 1800 ккал,

тканевых запасов должно хватить примерно на 30-40 сут полного голодания.

Однако при расчетах следует учесть еще один немаловажный фактор – потери азота. Известно, что головной мозг должен ежедневно получать энергию,

эквивалентную 100 г глюкозы. Жиры (триглицериды) обеспечивают поступление лишь 16 г глюкозы, а остальное ее количество образуется из гликогенных

аминокислот при распаде мышечного белка, что ведет к ежесуточным потерям 25 г азота. Тело взрослого человека содержит примерно 1000 г азота.

Сокращение этого запаса на 50% несовместимо с дальнейшей жизнедеятельностью организма.

Как при полном голодании, так и при малокалорийном питании наблюдается постепенное уменьшение массы тела. В первые сутки этот процесс идет

главным образом за счет потери жидкости. Об этом свидетельствуют данные, полученные нами в натурных экспериментах. При повышении внешних

температур интенсивность этого процесса нарастает. Так, в условиях пустыни 2\3 всех весовых потерь пришлись на первый день трехсуточного

эксперимента.

Аварийный запас пищи

В соответствии с общепринятыми гигиеническими нормами человеку требуется ежедневно 80- 100 г белков, 400-500 г углеводов, 80-100 г жиров, 20 г

хлористого натрия, 0,1 г витаминов (без холина), 0,5-1 г холина. Калорийность рациона должна покрывать энергетические траты организма, составляющие

при умеренной физической работе примерно 3000-3500 ккал. Однако при формировании аварийного пищевого рациона эти нормы оказываются

неприемлемыми вследствие ограниченности объема аварийных укладок.

Каков же должен быть пищевой состав рациона? По мнению некоторых физиологов и гигиенистов, это зависит от района применения рациона. Так, для

районов с жарким климатом основу рациона должны составлять углеводы, а в рационах, предназначенных для Арктики и Антарктики, предпочтительнее

жиры и белки. Английский исследователь Вайтингем считает, что в аварийном рационе следует сохранять сбалансированное количество пищевых

компонентов. По такому же принципу укомплектован целый ряд отечественных и зарубежных рационов для летчиков и космонавтов.

Специфические условия применения аварийных пищевых рационов предъявляют ряд требований к продуктам, входящим в их состав. Они должны

использоваться в пищу без дополнительной кулинарной обработки, легко усваиваться, хорошо сохраняться в самых неблагоприятных климатических

условиях, подавлять чувство голода, способствовать сохранению воды в организме. Совершенно очевидно, что при выполнении столь многочисленных

требований его вкусовые качества отступают на второй план.

Конечно, при длительном автономном существовании аварийный рацион, как бы ни был он богат и разнообразен, может покрывать лишь некоторую часть

потребностей организма в энергии и пищевых веществах. Однако роль его крайне важна. Во-первых, он устраняет у человека страх умереть голодной

смертью, а во-вторых, даже частичное восполнение энерготрат, идущих за счет тканевых ресурсов, значительно выгоднее, чем полное голодание.